Home

За многие годы своей профессиональной деятельности мне приходилось работать, как фрилансеру, в ряде бюро переводов. Конечно, все эти бюро чем-то отличались друг от друга, но меня не покидало чувство неудовлетворённости качеством переводов, которые они предоставляли. Большинство из них указывало и указывает на своих сайтах количество языков, на которые и с которых возможен перевод, приближающееся к сотне. Посещая офисы этих бюро, можно наблюдать скудное количество сотрудников, подвизающихся там. Сразу возникал и продолжает возникать вопрос: а где те высококвалифицированные люди, которые делают переводы с такого количества и на такое количество языков? Я допускаю мысль, что один переводчик знает достаточно хорошо два языка. Если говорят, что он равноценно хорошо знает три, четыре, пять языков, меня начинают одолевать глубокие сомнения в правдивости такого утверждения, поскольку я прекрасно понимаю, какие надо прилагать усилия на протяжении всей жизни, чтобы достаточно свободно владеть хотя бы одним иностранным языком. Особенно одолевают меня сомнения, когда бюро переводов предоставляет услуги перевода «любой сложности» с любого языка и на любой язык в его списке. Один человек, даже будучи достаточно опытным переводчиком, не в состоянии освоить все области человеческой деятельности, требующие перевода даже в пределах одной пары языков. Отсюда очевидный вопрос: где среднестатисти-ческое бюро переводов берёт столько высококвалифицированных переводчиков хотя бы на одну языковую пару, способных охватить все сферы трудовой деятельности? Мне возразят, что, дескать, в наше время переводчикам не обязательно сидеть в помещении бюро переводов. Дескать, они сидят дома в разных частях мира, работают дома и оттуда присылают готовые оформленные заказы. Но снова вопрос. Откуда у большинства бюро переводов кадры на такие достаточно редкие языки, как, например, нидерландский, шведский, финский? Я уже не говорю о таких языках как, например, урду, тайский или фарси. Вот, например, перечень языков, перевод на которые и с которых предлагает одно бюро переводов в одном провинциальном городе: «Azerbaijani, English, Arabic, Armenian, Afrikaans, Belarusian, Bulgarian, Hungarian, Vietnamese, Dutch, Greek, Georgian, Dari, Danish, Hebrew, Spanish, Italian, Kazakh, Kyrgyz, Chinese, Korean, Latvian, Lithuanian, Macedonian, Malay, Moldavian, German, Norwegian, Polish, Portuguese, Pashto, Romanian, Serbian, Slovak, Slovenian, Tajik, Thai, Turkish, Turkmen, Uzbek, Urdu, Farsi, Finnish, French, Hindi, Croatian, Czech, Swedish, Estonian, Japanese». Надо понимать, что бюро переводов далеко не всегда платит исполнителю переводов даже половину от тех расценок, которые видит клиент, приходя в это бюро или заходя на его сайт. Даже если учесть, что расценки на достаточно редкие языки выше расценок на самый распространённый язык – английский, они, особенно в провинции, не настолько высоки, чтобы привлекать на постоянной основе квалифицированных переводчиков, скажем, языков урду или фарси. Как же, в таком случае, бюро переводов, особенно в провинции, справляются с декларируемыми задачами? Рискну предположить, что достаточно просто и не мудрствуя лукаво, а именно с помощью, например, Гугл-переводчика. Ведь заказчик, как правило, не будучи знакомым в деталях с языком, на который он делает заказ, запросто заглотит перевод любого качества. Например, какая-нибудь научная статья будет опубликована просто в силу того, что её требуется публиковать на английском языке по регламенту, и не факт, что её вообще кто-то прочитает. А даже если кто-то и прочитает, то не обязательно будет критиковать качество перевода из своего прекрасного далека. Некоторые накладки возможны при переводе на родной язык, но клиент часто не обращает внимания на лингвистические тонкости. Ему главное понять смысл. Вот так многие бюро переводов создают впечатление широты языкового и тематического охвата. Гугл-переводчик им в помощь.
Вот маленький пример из личной практики. Надо было сделать перевод с английского на русский текста с таким начальным фрагментом:

«In the 1950s, the Atomic Energy Commission organised a full scale research program at its production and test facilities, and in 1952 Eugene received one of the first contracts to set up a field laboratory, when the Savannah River atomic weapons plant was built in Georgia (Worster 1994: 364). Together with his students and associates, he began studies of old-field succession on the 300 square miles of abandoned land around the reactors (Golley 1993: 73f.). Other sponsored studies included Howard’s on the radiation effects on the tropical rainforest at El Verde, Puerto Rico, as well as the studies of coral reefs and ocean ecology at Enewetak atoll.»

В бюро переводов мне предложили, чтобы облегчить мою участь, продолжить работу на основе уже сделанного кем-то перевода этого фрагмента, который выглядел так:

«В 1950 году Комиссия по атомной энергии организовала масштабную программу исследований в производстве и его испытательного оборудования, а в 1952 году Юджин получил один из первых контрактов для того, чтобы основать полевую лабораторию, когда в Грузии был построен завод по атомному оружию реки Саванна (Worster 1994: 364). Вместе со своими учениками и коллегами он начал исследования наследия старого поля на 300 квадратных милях от закрытых земель вокруг реакторов (Golley 1993: 73f). Проводились другие исследования, в том числе исследования Говарда о влиянии радиации на тропический лес в Эль Верде, Пуэрто-Рико, а также исследования коралловых рифов и океанической экологии на атолле Эневетак.»

Прочитав этот опус, я пришёл в ужас. Я уже не говорю о качестве русского языка, но основная проблема была в том, что во всём тексте оригинала и конкретно в упомянутом фрагменте речь шла о государстве «США» и его штате «Джорджия», в то время как в переводе почему-то возникло государство «Грузия». Но я знаю почему. Потому, что Гугл-переводчик так переводит. Он не видит различия между названием штата «Джорджия» и названием государства «Грузия», которые в английском пишутся и звучат одинаково. Кто не верит, пусть проведёт эксперимент, вставив вышеуказанный фрагмент на английском в Гугл-переводчик. Чтобы провести различие, переводчику надо было просмотреть весь текст, да и вообще надо быть грамотным человеком, в том числе в области географии. Но в бюро переводов людям оказалось не до этого, и даже мысли о собственной репутации не стали для них преградой. Понятно, что я великодушно отказался от предложенной мне помощи, предпочтя немного помучаться. Мой перевод выглядел так:

«В пятидесятых годах XX века Комиссия по атомной энергии организовала полномасштабную исследовательскую программу на своих производственных и испытательных объектах, а в 1952 году, когда был построен завод по производству атомного оружия в штате Джорджия на реке Саванна, Юджин получил один из первых контрактов на создание полевой лаборатории (Вустер,  1994 г.: стр. 364 ). Вместе со своими учениками и коллегами он начал изучать экологические последствия в зоне отчуждения на трёхстах квадратных милях заброшенной земли вокруг реакторов (Голли, 1993 г.: стр. 73 и следующая). Другие финансируемые из внешних источников исследования включали таковые Говарда в отношении влияния радиации на тропический лес в Эль-Верде, Пуэрто-Рико, а также исследования коралловых рифов и экологии океана в районе атолла Эниветок.»

Поэтому я предлагаю быть честными, не обещать с три короба и делать то, что умеешь делать качественно. Лично я считаю, что могу делать качественные переводы, «переводы ручной работы», с английского и немецкого языков на русский и украинский и наоборот. В дальнейшем я буду стараться излагать свои мысли по вопросам перевода и приводить фрагменты своих переводов. Кому это интересно, может читать, кому нет – пусть проходит равнодушно мимо.

Create your website at WordPress.com
Get started